Я задумался. За доли секунды перебрал в уме все известные «материнки». Ничего похожего. Начал вспоминать прежние модели. По нулям

...

— Ищите дальше, — сказал я и пошел перебирать ящики.

В общем, работа на фирме встала. Все компьютерные отделы рылись в интернете и журналах. Я тоже обзванивал всех знакомых – включая друзей по институту. Потом сидел на англоязычных сайтах, и даже начал пробовать китайские. НИЧЕГО.

К шести часам вечера мы собрались по домам, уязвленные в своей профессиональной профпригодности. На выходе зашли махнуть рукой Ирочке, нашей секретарше (она всегда уходила последней).

— А вы чего мрачные такие? – спросила она, увидев наши рожи.

— Да так, кроссворд полдня разгадывали. И одно слово так и не угадали.

— А что за слово-то? – поинтересовалась Ирочка.

— Да неважно, это все равно не к тебе. По «железу» вопрос.

— Ну а все-таки? Мне же интересно!

— Ну смотри, — ответил за всех нас Степаныч. — Материнская плата, 8 букв, последняя «ы». Тебе оно надо?

— А причем тут «железо»? – хлопая глазами с накладными ресницами, удивилась Ирочка. – «Материнская плата» с «ы» на конце – это же алименты!

И только тут мы поняли, какие мы лохи.

Источник