Я задумался. За доли секунды перебрал в уме все известные «материнки». Ничего похожего. Начал вспоминать прежние модели. По нулям

...

Наша Ирочка сходу отгадала слово, которое не могли отгадать все айтишники

Работаю на компьютерной фирме. Электронщик я неплохой, заказы идут, и в «железе» я, без ложной скромности, разбираюсь. Но неделю назад произошла у нас история, за которую не только мне, но и всем компьютерщикам города стало стыдно.

Было это в обед. Я жевал бутерброд и гонял какую-то игрушку – отвлекался. И тут звонит мне Степаныч – шеф рекламного отдела.

— Игорь, ты ведь в «железе» у нас спец, да?

— Ну, в общем, никто не жаловался, Степаныч, — отвечаю. – А что, проблема какая-то?

— Угу, — говорит тот. – Мы тут кроссворд разгадать не можем. Вопрос – «материнская плата».

— Сколько букв? – спрашиваю.

— Восемь. И заканчивается на «ы».

Я задумался. За доли секунды перебрал в уме все известные «материнки». Ничего похожего. Начал вспоминать прежние модели. По нулям…

Я задумался. За доли секунды перебрал в уме все известные «материнки». Ничего похожего. Начал вспоминать прежние модели. По нулям.

— Степаныч, я что-то в ауте. Не могу такую вспомнить. Погоди, я в ящиках посмотрю – ты же знаешь, у меня там барахла за 10 последних лет. А вы в инете поройтесь пока.

— Час уже роемся – мрачно ответил тот. – Нету такой модели. 

Читай продолжение на следующей странице